Термінові новини

Прошел почти год после аннексии Крыма. Украина и весь цивилизованный мир не признали «исторического воссоединения» полуострова с Россией. Однако, несмотря на многократные заверения украинских политиков в том, что “Крым был, есть и будет украинским”, стратегия его деоккупации на правительственном уровне до сих пор не разработана. При этом серьезной проблемой остается не только сам механизм возвращения: дипломатические методы, силовое воздействие, экономическая блокада или же сочетание нескольких средств, – но и сам статус полуострова. Звучат разные предложения: сохранить существующее положение в виде АРК, реорганизовать до области, лишив всех автономных прав или же, напротив, создать национально-территориальную автономию. Сторонники последней идеи в качестве аргументов часто приводят два тезиса. Во-первых, крымские татары выступают фактически единственной организованной проукраинской силой в Крыму, что позволяет им претендовать на обретение национальной автономии. И, во-вторых, такая автономия, по мнению многих, уже существовала в Крыму на протяжении 1920-30-х годов. Насколько верна такая точка зрения?

Национальный сегмент Крымской автономии

В правовом поле национально-территориальная автономия – это разновидность территориальной автономии, которая, как правило, создается в унитарном государстве для предоставления национальному меньшинству определенной самостоятельности в решении административно-правовых и культурно-языковых вопросов.

В рамках национально-государственного строительства в 1921 г. была создана Крымская Советская Социалистическая Республика в составе РСФСР, позднее переименованная в Крымскую Автономную ССР. Насколько соответствовал ей статус национально-территориальной автономии?

Национальный сегмент в КрАССР можно проследить, прежде всего, в политике “коренизации”, которая в Крыму приняла форму “татаризации”, когда на ведущие партийные и государственные должности назначали представителей крымскотатарского народа, переводили делопроизводство на крымскотатарский язык, который наряду с русским имел статус общеупотребительного. Ни один другой народ многонационального полуострова на тот момент не имел таких привилегий. Почему? Ответ прост: большевики стремились “на горе всем буржуям” раздуть “пожар” мировой революции и рассматривали крымских татар проводниками своих социалистических идей на мусульманском Востоке. Поэтому нужно было создать для них соответствующие условия, чтобы использовать впоследствии как ориентир для “угнетенных народов Востока”.

В результате “татаризации” к концу 1920-х местные органы власти на 37%, а центральный и районные аппараты на 12,2 % состояли из крымских татар.  В дальнейшем центральное руководство потребовало активизировать политику формирования национальных кадров, доведя ее фактически до абсурда:  на места поступали разнарядки увеличить число крымскотатарских служащих в разных сферах от 50 до 90% (!). Этот механический подход спровоцировал отток крымских татар из органов власти к концу 30-х годов и накалил межнациональную обстановку, как, впрочем, и проводимая ранее политика переселения крымских татар из малоземельных районов с предоставлением им больших по сравнению с другими народами земельных наделов.

Собственно “татаризация” и спровоцировала появление мнения о том, что Крымская АССР была крымскотатарской, но на деле она создавалась в несколько ином формате.

Территориальный характер автономии

В советской административно-территориальной модели использовался термин «автономная советская социалистическая республика», который не носил ярко выраженной национальной составляющей, а демонстрировал лишь более широкие права данной административно-территориальной единицы, правда, с учетом интересов национальных меньшинств. Таким образом, большевики пытались противопоставить Российской империи как “тюрьме народов” новый мир межнационального согласия и равноправия всех наций и народов, каждый из которых имел возможности для национально-культурного развития. Именно этот аспект отличал автономные республики от союзных, которые обладали более широкими правами, вплоть до возможности выхода из состава СССР, исходя из права наций на самоопределение.

Особая ситуация складывалась в многонациональных регионах, среди которых Крым лидировал по числу проживающих народов. Согласно переписи 1921 года на полуострове проживало более 100 народностей, с численным превосходством русско-украинского населения (порядка 51%). Крымские татары занимали вторую строчку (около 26%). При этом в последующие годы наблюдается численный рост русских (49%) и украинцев (13%) при сокращении количества крымских татар до 19 % в 1939 году.

В Конституциях КрАССР (а их было три – 1921, 1921 и 1937 гг.) ни разу не упоминался термин “национальной автономии”, но, напротив, подчеркивалась недопустимость предоставления преимуществ отдельным национальностям.

Попытка  реализации собственной политической линии, идущей вразрез с установками центральной власти, дорого обошлась крымским политикам. Так, председатель крымского ЦИК Вели Ибраимов был репрессирован по надуманному обвинению, хотя главная его вина заключалась в стремлении  организовать переезд на полуостров 20 000 крымских татар из Турции, в то время как у Москвы были совсем иные планы относительно переселенцев. Самостоятельность местных властей послужила причиной масштабного ограничения полномочий автономии, что и закрепила Конституция Крымской АССР 1937 года.

И, наконец, еще один важный фактор: большевики не рассматривали автономию как крымскотатарскую еще и потому, что существовали планы по созданию на полуострове еврейской автономии. С этой целью было запланировано масштабное переселение евреев из других регионов СССР: в общей сложности планировалось переселить 250-300 тысяч. Однако это политика потерпела фиаско и была отменена в конце 1930-х годов.

Почему в СССР Крым лишили автономии?

Вторая мировая война внесла существенные коррективы в планы большевиков и судьбы народов полуострова, многие из которых впоследствии оказалась жертвами депортации. Чтобы окончательно ликвидировать все вопросы относительно национального характера автономии, указом Президиума Верховного Совета СССР 25 июня 1946 года Крымская АССР была преобразована в Крымскую область в составе РСФСР. Примечательно, что этим же Указом была упразднена Чечено-Ингушская АССР, жители которой также подверглись депортации.

Факт преобразования АССР в область некоторые эксперты также рассматривают как довод, подтверждающий крымскотатарский статус автономии: крымских татар объявили “предателями”, депортировали и ликвидировали их республику. Но насколько могут быть правомочны такие высказывания, если наряду с крымскими татарами депортировали и представителей других национальностей –армян, болгар, греков? Ликвидировали не крымскотатарскую автономию, ликвидировали автономию вообще, создав таким образом возможности для прямого управления “проблемным” полуостровом.

Как видим, вопрос о статусе Крымской АССР остается довольно дискуссионным: политика “коренизации” проводилась в интересах крымских татар, но за чрезмерную самостоятельность их лидеров репрессировали, республиканский статус изменяли на областной, ссылаясь на “предательство” крымскотатарского народа, и в то же время депортировали представителей других национальностей. Все эти факты говорят только об одном: у советской власти не было четкого представления о ситуации в Крыму, поэтому политика выстраивалась скорее ситуативно, как реакция на происходящие события. При этом, в силу многонационального состава полуострова и его геополитического статуса, большевики все же предпочитали не акцентировать внимания на национальном аспекте автономии.